54f1f8b8

Иторр Кайл - Мудрость Природы



КАЙЛ ИТОРР
МУДРОСТЬ ПРИРОДЫ
Никогда и ничего не просите,
особенно у тех, кто сильнее вас.
Сами предложат и сами все дадут!
Михаил Булгаков
"Мастер и Маргарита"
Юноша нетерпеливо топчется у калитки, похлопывая себя полусжа-
тым кулаком по бедру. Я, не торопясь, слегка разрыхляю землю на
второй грядке и добавляю несколько горстей перегноя. Почва начала
подсыхать, вечером надо бы полить.
- Скоро ты там? - Медный нагрудник раздраженно блестит чеканным
рисунком, кулак раз за разом опускается на мускулистое бедро.
Я не отвечаю. Прохожу к восьмой грядке, наклоняюсь над чахлыми
кустиками шалфея. Сбрасываю со стебля трех рыжих муравьев.
- Клянусь Меднотелым, ну когда уже?!
Выпрямляюсь. Стряхиваю землю с рук и ног. Ополаскиваю в большой
миске из обожженной глины, а воду выплескиваю в желоб: пускай по-
тихоньку орошает грядки. Надеваю мягкие шлепанцы, вхожу в дом,
опускаюсь на сплетенную из камыша циновку.
- Говори.
- Мне сказали, ты знаешь...
Следует обычная история: в далекой пещере в горах Загрос обита-
ет злобное чудовище, неуязвимое для камня, дерева, кости, меди и
даже бронзы, кто-то хочет заполучить невесту, для чего ему требу-
ется голова, три рога и гениталии оного чудовища (я предпочитаю
пропустить мимо ушей повествование о том, как из этого набора по-
лучается невеста)... И конечно, кто-то из добрых людей разболтал
кому-то, будто мне известно оружие, способное...
- Уходи.
- Я заплачу! Я хорошо заплачу!
Рвет завязки мешочка, рассыпая по столешнице крупные жемчужины.
За такое пол-царства не купишь, но пятую его часть - вполне.
- Забери и уходи, - говорю я, вставая.
- Ты пожалеешь об этом!
- Очень надеюсь, - киваю я, вышвыривая его за ограду. Мешочек с
жемчугом летит следом.
Так закончился, толком не начинаясь, миф о благородном небесном
воителе Бэл-Мардуке, сразившем мать хаоса Тиамат.
В один из многочисленных дней, на рассвете, происходит еще одно
посещение. Подъезжает темнолицый, горбоносый человек на большом
белом верблюде. Привязывает животное у водопоя, стягивает с его
спины объемистый тюк и без приглашения вваливается в дом - прав-
да, дальше порога не заходит.
- Я хотел бы сделать этому жилищу подарок, призывая благослове-
ние богов на...
- Говори, - прерываю я.
Следует обычная история о том, что кто-то выманил у кого-то ты-
сячу шекелей серебра и тысячу шекелей золота, кто-то пообещал ис-
полнить чье-то желание, кто-то этому исполнению помешал и присво-
ил богатство, а кому-то вовсе не хочется это богатство терять...
- Мне сказали, ты знаешь, как найти...
- Уходи.
- Но я заплачу! Ты просто...
- Забирай и уходи.
Горбоносый уходит сам, еще продолжая что-то тараторить, но ухо-
дит.
Так закончилось, позабыв начаться, сказание о страшном прокля-
тии, что ожидает всякого посягнувшего на сокровища великого Моло-
ха, чье имя приносит свет и тепло на земли Ханаана.
Однажды, словно сговорившись встретиться именно здесь, являются
двое - один с севера, в белых хлопковых одеяниях, второй с восто-
ка, в кожаной броне и плаще из алой шерсти. Яростно взирают друг
на друга, хватаются за оружие - у первого копье и легкий щит, у
второго клювастый боевой топор. Затем хмуро косятся на меня - я
сижу на пороге и отрешенно наблюдаю за облаками на фоне закатного
неба.
- Говорите, - разрешаю я, когда понимаю, что драться они сейчас
не будут.
Следует рассказанная на два голоса история о том, как один бла-
городный брат похитил у другого благородного брата престол, ибо
на самом деле второ